Майя Плисецкая

МАЙЯ - СТИХИЯ

 

«Вы устроили пожар на сцене!»

Р. Нуриев о М. Плисецкой

 

20 ноября 1925 года в Москве родилась Майя. Майя Плисецкая. Её семья была необычной и творческой: мать – актриса немого кино Рахиль Мессерер, отец - консул о. Шпицберген и глава угольной концессии, тётя по маминой линии – балерина Большого театра Суламифь Мессерер, два дяди: один – основоположник классического мужского танца и хореограф, выпустивший плеяду известных танцовщиков, Асаф Мессерер, другой – Азарий Мессерер, работавший с Вахтанговым, Станиславским, Мейерхольдом, а также тетка Елизавета, актриса театра Ермоловой.

Майя ПлисецкаяУже в раннем детстве Майя испытавала страсть к танцам: однажды няня потеряла её в парке, и увидела, как она танцует в окружении маленьких зрителей. Позже, не без влияния тёти Суламифь, было решено поступать в хореграфическое училище Большого театра, которое Плисецкая окончила в 1943 г., приехав в выпускной класс из тыла нелегально, после годичного перерыва.

Её первоначальное лирическое амплуа, воплощенное в партиях Лауренсии  и Раймонды, а также Маши в «Щелкунчике» было обогащено исполнением партии Феи Осени в балете «Золушка» С.С. Прокофьева, явив своё стихийное начало и актерскую многоликость.

27 апреля 1947 года Плисецкая впервые станцевала «Лебединое озеро», где показала совершенно новую пластику: она сумела превратить свои руки в крылья! Майя Михайловна внесла в партию Лебедя много нового, выработав свой особый, «плисецкий» стиль. Как до неё исполняли партию Одетты-Одиллии– малоизвестно, но после - танцуют именно так, как Майя Михайловна смогла выразить свою индивидуальность.

То демоница Одиллия, то – борющаяся за любовь принца Одетта, и лёгкая Китри, и испытующе - издевающаяся Кармен, любовь, как и смерть которой можно оправдать…  «Болеро» М. Равеля в хореографии Мориса Бежара Майя Плисецкая исполнила гипнотически - колдующе, за что С. Капица ей сказал: «В Средние века Вас бы сожгли…». А ещё – искусительная персидка в опере Мусоргского «Хованщина», ослепительно любящая Фригия в «Спартаке», Зарема в «Бахчисарайском фонтане»…

И, конечно же, Настоящая Женщина. Из-за её любви к протестному и запрещенному модерну, Алонсо была поставлена хореография, а Щедриным - написана «Кармен-сюита», которой зря пророчили недолгую жизнь. Ею восхищался Пьер Карден (он сшил для неё около десятка коцертных пачек и хитонов) и Коко Шанель, Марк Шагал и Роберт Кеннеди (с которым она родилась в один день и в один год), Эльза Триоле и её сестра Лиля Брик, Рудольф Нуриев и Ингрид Бергман, Элла Фитцджеральд (написавшая для неё песню), и, конечно, её муж, композитор Родион Щедрин. Он посвятил ей («Майе Плисецкой неизменнно», «…вечно», «…конечно же») четыре своих произведения: «Анну Каренину», «Конька-Горбунка», «Даму с собачкой» и «Чайку».

Особенность гения Плисецкой в том, что она «просто-напросто» танцует музыку. Музыкальность и артистичность и по сей день она превозносит выше любой техники. Тайну своей вечной молодости и энергии Майя Плисецкая характеризует так: «Я не выработалась, потому что мало репетировала…Я копила себя для спектаклей». Каждый раз не терпела выплеснуть себя в танце, и, уходя за кулисы, по своим словам, редко чувствовала усталость. Спектакли с участием Плисецкой, даже в старых черно-белых записях, - выражение заразительной страсти, жизнелюбия, идеальные технически и глубоко эмоциальные. В танце нет ни одного не оправданного порыва, ничего случайного и «непрожитого»: все глубоко личное, волнующее, и подчинено образу. 

В Маей Плисецкой есть что-то магическое, даже гипнотическое: на её живые и полные сценические образы можно смотреть неотрывно, как на огонь и воду. 

Потому что Плисецкая – сама стихия.